ГЛАВНАЯ | Карта Дании | Фотоархив | История Дании | Города Дании | Статьи о Дании


Крах коммунизма и окончание «холодной войны» в 1989—1990 гг. означали резкое изменение международной обстановки, которое оказало влияние на все страны.

Теперь, когда военная угроза с Востока была устранена, а устойчивые стереотипы периода «холодной войны» развеяны, пришло время пересмотра внешней политики и политики безопасности Дании. В чем должны были теперь состоять задачи в области оборонной политики и каким образом следовало их решать? В чем теперь заключались военные обязательства страны перед НАТО и перед мировым сообществом? Какую внешнеполитическую линию следовало проводить по отношению к странам Восточной Европы? Возникновения каких проблем в области безопасности следовало ожидать в будущем? Какую систему следовало установить в Европе и в чем объединенная Германия сможет значительно превзойти другие страны?

Как мы увидим позднее, ответы на некоторые из данных вопросов имеют значение для развития европейских интеграционных процессов. Вновь возникшая ситуация дала больше простора для формирования датской внешней политики, что предопределило выдвижение более активной и самостоятельной, чем ранее, политической линии. Это, в частности, проявилось в активных стараниях Дании приблизить Балтийские государства к странам Западной Европы и к НАТО.

Решение коалиционного правительства партии «Венстре» и консерваторов в 1991 г. направить сторожевой корабль «Ольферт Фишер» в Персидский залив во время военной операции ООН против Ирака означало разрыв с преобладавшей до сих пор оборонительной традицией в военной политике. Корвет «Ольферт Фишер» имел право принимать участие в непосредственных военных действиях только в том случае, если на него будет совершено прямое военное нападение. В 1992 г. и последующие годы датские солдаты под флагом ООН были направлены в бывшую Югославию с более широкими полномочиями, чем до сих пор, а весной 1999 г. Дания направила личный состав и боевую технику принять участие в военных действиях НАТО в Сербии и Косове. Такого рода инициативы поддержало не только правое крыло, которое традиционно уделяло военным вопросам большое внимание, но и социал-демократы и даже Радикальная партия «Венстре», которая всегда придерживалась антивоенной точки зрения. Вместе с тем две вышеназванные партии вплоть до начала нового века выступали против присоединения Дании к обязательному военному сотрудничеству в рамках ЕС, в пользу которого выступали партия «Венстре» и консерваторы.

Датская внешняя и военная политика после 1989 г. характеризуется как «активный интернационализм» и преследует четыре цели: содействовать глобальной безопасности, гарантировать развитие демократии и соблюдение прав человека, содействовать глобальному экономическому и социальному развитию, а также придавать этому развитию экологическое измерение. «Активный интернационализм» означает переход от политики, основанной на «геополитических реальностях», к политике, основанной на нормах, которые теперь стремятся сделать международными. Ставка была сделана, и в ряде случаев Дания сразу же приступила к делу. Так, датское правительство весной 1997 г. выдвинуло в ООН проект резолюции, который осуждал нарушение прав человека в Китае. Проект не прошел, так как многие страны, рьяно поддерживающие соблюдение прав человека, по причинам торговой политики или каким-либо другим не сочли для себя целесообразным его поддержать, а Китай реагировал очень остро, угрожая разрывом торговых договоров в объеме примерно 500 млн крон. Зато на международном уровне развернулась дискуссия о правах человека. Торговля же между странами вскоре возобновилась.

Не следует, однако, переоценивать активность новой внешней политики и думать, что она более самостоятельна, чем прежняя внешнеполитическая линия. Скорее наоборот. И выбор политических приоритетов, и предпочтение, отданное определенным странам, говорят о стремлении датских политиков придерживаться идеологического направления в международной политике, которое господствовало в то время и которое определялось прежде всего США. Китайское дело было проведено после контактов с Соединенными Штатами, которые сами по тактическим соображениям не захотели вступать в конфронтацию с Китаем, но настоятельно требовали от Дании сделать такой шаг, тактично обещая поддержку. Хотя это предпочли скрыть, «благое дело» было сделано решительно.

Крах международного коммунизма стал и крахом КПД. Хотя партия никогда не являлась очень популярной, тем не менее она обладала на протяжении большей части послевоенного времени значительной организационной силой, которая активно использовалась внутри профсоюзного движения и в новых социальных движениях. Поэтому компартия, несмотря на свою малую привлекательность для широких масс, играла в стране определенную роль. В течение трех лет неопределенность советской политики по отношению к Дании усиливалась, и в 1990 г. заметно сократившаяся компартия раскололась. Так «вторая, или альтернативная, Дания» лишилась значительной своей силы, нравится это или нет соратникам по борьбе.

Компартия Дании, от которой ныне мало что осталось, выступила за сплочение левых сил на платформе «Единого списка красно-зеленых». Вместе с ней выступила партия «Левые социалисты» и другие левые организации, которые на протяжении 80-х годов потеряли прежнюю поддержку. На этом завершился десятилетний спор об истинном марксизме на крайнем левом фланге. На выборах 21 сентября 1994 г. партия «Единый список» завоевала шесть депутатских мандатов.