ГЛАВНАЯ | Карта Дании | Фотоархив | История Дании | Города Дании | Статьи о Дании


Вдохновляемая сообщениями об американских инициативах, группа женщин — жительниц Копенгагена весной 1970 г. предприняла ряд курьезных и провокационных действий. Например, однажды они отказались полностью заплатить за проезд в автобусе, аргументируя свой поступок тем, что труд женщин не оплачивается наравне с мужчинами; причем, поскольку они отказались покинуть автобус, полиции пришлось выносить активисток из него. Эти акции привлекли внимание средств массовой информации и вызвали дискуссии о равноправии мужчин и женщин по всей стране. Вскоре женская группа, которая теперь называла себя «Красные чулки», предприняла ряд акций и провела шумные дискуссии, которые привлекли внимание к характерным женским проблемам, в частности к проблеме женщины как сексуального объекта и т. п. Так появилось новое женское движение, нацеленное на освобождение женщин от всевозможных форм угнетения. Это движение с самого начала приобрело широкий размах и благодаря своим настойчивым требованиям независимости женщин в обществе, где доминируют мужчины, стало важным фактором достижения равенства между полами, что явилось одной из долгосрочных и фундаментальных тенденций XX столетия. Оно представляло собой также серьезный вызов господствующему политическому порядку. Дело в том, что в политике доминировали мужчины. Женская эмансипация в 60-х годах сводилась к мысли, что женщины могут участвовать в принятии решений, которые до сих пор принимали мужчины, могут иметь беспорядочные половые связи, принимать только что появившиеся противозачаточные таблетки и иметь неограниченное право на аборты. Что касается последнего, то это право в Дании было введено законом 1973 г.

Тогда впервые возникла необходимость аргументации и оправдания существующего положения вещей, однако это было трудно сделать, не нанеся вреда демократической идеологии равенства, и женское движение одержало моральную победу. В 70-х годах отдельные группы женского движения развивались изолированно, враждебными по отношению к мужчинам анклавами, но в основном движение шло в сторону установления и формального, и реального равенства.

Трудно однозначно описать женское движение после первых акций «Красных чулок». Организовывались выездные летние лагеря, где проходили дискуссии о различных формах угнетения и подавления женщин, проводились особые женские фестивали с «женской музыкой», женскими докладами и «женской едой». Молодые женщины поддерживали и подбадривали друг друга, образуя особые «базисные группы». Но женское движение, которое существовало и до появления «Красных чулок», было подобно многоголовому монстру. Сила движения предопределялась тем, что его участницы, представлявшие различные политические направления, работали и в других сферах общественной жизни, где они отстаивали свою точку зрения и заставляли считаться с особой женской позицией по всем вопросам. Например, во многих профсоюзах были созданы женские комиссии, а внутри политических партий женщины действовали, исходя как из позиций своей женской идентичности, так и из идейных основ партии.

Точка зрения женского движения на равноправие одержала победу как в законодательной сфере, так и в общественном мнении. Поэтому женское движение около 1980-х годов утратило боевой дух и постепенно угасло. Наиболее радикальная его часть — «Красные чулки» — прекратила свое существование в 1985 г. Однако тот импульс к действию, который дало это движение, приобрел собственную динамику. Например, в университетах страны стали учреждать специальные центры тендерных исследований.

Уже в 70-х годах доля молодых женщин — студенток и работниц сравнялась с долей молодых мужчин. Увеличение доли женщин на производстве до уровня сегодняшнего дня объясняется также тем, что «поколение домашних хозяек» постепенно вступало в пенсионный возраст. Это отражалось в статистических показателях, и женщины новых возрастных групп, естественно, приходили на рынок труда.

Тем не менее действительное равенство между женщинами и мужчинами в отношении оплаты труда, иерархии на его рынке было трудно реализовать на практике. Женщины продолжали численно преобладать в тех профессиях, которые относятся к традиционно женским занятиям: социальном попечении, уходе, воспитании. Это не должно представлять собой проблему или считаться проявлением неравенства, так как равноправие между полами не следует сводить к отсутствию различий между женщинами и мужчинами. Однако «женские профессии», как правило, оплачиваются хуже, чем традиционно мужские. Когда же женщины проникают в новые профессиональные сферы, то появляется тенденция к снижению уровня заработной платы. Область управления характеризуется более высоким статусом, наличием более высокой зарплаты и свободы действий и продолжает оставаться мужской сферой; равным образом это относится к элитным постам в сфере образования, таким, например, как университетские исследования. Однако за последние тридцать лет изменения в положении полов оказались огромными.